портретные матрешки



[предыдущая] [на главную] [следущая]
портретные матрешки


портретные матрешки Вехи истории промысла Необычная это игрушка, какая-то слишком яркая и нахальная в своей незатейливости узоров и непредвзятой наивной красочности малинового, зеленого, желтого и синего с черной обводкой цветов. Полховмайданские тарарушки отличишь от любой другой народной игрушки, настолько они своеобразны. Чувствуется в их образном строе особая удаль, вольная воля, характерная для здешних мест свобода. Возник этот промысел народной игрушки на юго-западе Нижегородского края в селе Полховский Майдан, что на границе с Мордовией. Еще до революции в Полховском Майдане почти в каждом доме токарили посуду, скалки, веретена. По примеру подмосковных, сергиевопосадских кустарей, с 1912–1914 года майданцы стали выжигать на поверхности изделий незатейливые узоры, и эта технология обработки древесины сохранялась до 1929–1930 годов. По преданиям, первый токарный станок в эти края был завезен крестьянином Никитой Авдюковым после войны 1812 года, а аппарат для выжигания привез из Сергеева Посада Павел Никитич Полин в 1912 году, до этого узор на дерево наносили раскаленной иглой. В голодные двадцатые годы полховмайданские бабы и ребятишки стали расписывать изделия на манер росписи деревни Мериново, что в Семеновском районе. В первой четверти XX века изготовление игрушек в Полховском Майдане превратилось в доходное дело, ставшее хорошим подспорьем крестьянскому хозяйству. В 1929 году многие кустари объединились в артель, получившую в 1931 году название Красная заря, но оставалось много и надомников-индивидуалистов, которые точили не только посуду, но и детские игрушки. В Вознесенском районе, кроме деревянной токарно-расписной игрушки, была и топорно-щепная. Полховмайданские тарарушки – это кубышки, солонки, яблоки-копилки, грибки и кошечки-копилки, домики, мельницы, птички-свистульки, лошадки с возками или санями, каталки-вертушки, пасхальные яйца, матрешки, воздушные пистолеты-пугачи, детская посуда, игрушечная мебель.

контакты портретиста на матрешках Россия Москва метро Динамо или Савеловская Петровско- Разумовский проезд д 12 кв 74 тел +7 903 598 35 00 Григорий




В 1930–1933 годах в районе популярностью пользовалась роспись масляными красками. За 30-е годы сложился в Полховском Майдане свой оригинальный стиль свободной кистевой росписи игрушек масляными или клеевыми красителями по предварительному, во многом импровизированному, рисунку. Изображали цветы и птиц, незатейливые сельские пейзажи, отдельные архитектурные памятники. Красили изделия по непроклеенной поверхности, после высыхания краски блекли и узоры темнели. С 1933 года в селе, по примеру семеновцев, стали раскрашивать игрушки яркими анилиновыми красителями по проклеенной крахмальной грунтовке, что способствовало сохранению яркости красок и придавало изделиям празднично-нарядный вид. Такая техника росписи водными красителями оказалась менее трудоемкой, чем письмо маслом, и полюбилась сельчанам. В 1935 году многие мастера артели Красная заря прошли стажировку в Семенове, освоив приемы хохломской росписи, которую здесь использовали вплоть до 1947 года, но придавали ей свой местный колорит. В 50-х годах товарооборот игрушек постепенно стал увеличиваться. Особенно славились игрушки Павла Емельяновича Сентюрёва, расписанные его дочкой Любой. Знаменитые сентюрёвские лошадки по красоте пропорций, выразительной стати силуэта и нарядной росписи нисколько не уступали традиционным городецким игрушкам. В 1961 году артель была преобразована в фабрику игрушек Красная заря, с цехом в поселке Вознесенское. Начинает значительно расширяться ассортимент полховмайданских изделий и сфера сбыта. Продукцию фабрики стали вывозить на экспорт (59, 60). Наряду с государственными закупками, расписные шкатулки, бочонки, птички-свистульки, лошадки, возки и каталки, пасхальные яйца, копилки-грибки, кошечки, зайчики, маленькие домики и мельницы, пистолеты и другие тарарушки сами полховмайданцы в частном порядке возили в ближние и в дальние края, поделив регионы необъятной нашей страны на сферы влияния. С 60-х годов мастерицы фабрики и села Полховский Майдан постоянно участвуют в организуемых Союзом художников выставках, как городских, так и областных; и в региональных, и в зарубежных экспозициях радовали посетителей произведения народных мастеров из Вознесенского района. Н. Рожкова, Г. Цветкова, Г. Рукавишникова, М. Каткова, Г. Азаматова и другие мастерицы продолжали развитие местных традиций, сохраняя характерные формы изделий и росписи. Полховмайданское искусство игрушки с этого времени получает всеобщее признание как своеобразный народный художественный промысел.
портретные матрешки на заказ
В 1975 году фабрика сменила название. Теперь в районе четко обозначились три центра посудного и игрушечного производства: производственное объединение Полхов-Майданская роспись с головным предприятием в районном поселке Вознесенское, село Полховский Майдан и деревня Крутец; в двух последних работали надомники-кустари, в производственном объединении – профессиональные художники, многие из которых имели специальное художественное образование. Все три центра, имея общую народную основу, обладали каждый своей уникальной стилистикой росписи, что давало возможность реализовать творческий потенциал района во всей его полноте – от наивно-примитивного до профессионального сувенирного искусства. В 80-х годах фабрика Полхов-Майданская роспись переживала свой расцвет: увеличивался ассортимент изделий, с образованием экспериментальной лаборатории и музейного кабинета более разнообразными становились игрушки, роспись приняла свои оригинальные, вполне определенные черты, открывались новые цеха, создавались рабочие места, продукция предприятия все более и более получала признание. Изделия фабрики и кустарей стали популярными не только в СССР, но и за рубежом, они представлялись на выставках, ярмарках, без полховмайданских тарарушек не обходились ни один народный праздник или гуляние. В 90-х годах фабрика превратилась в акционерное общество, а в 2004 году из-за нерентабельности предприятие закрывается, так как введенные государством налоги его попросту разорили. Многие мастера-токари и художницы становятся надомниками, иные просто ушли в другую сферу деятельности. Меняются вкусы, и наивное, по-детски чистое искусство Майдана и Крутца становится все менее востребованным, уступая место общерусскому декоративному стилю, заданному подмосковными игрушечниками. Крутец постепенно вообще прекращает свое существование как социальная единица, а Полховский Майдан, как до революции, становится центром производства белья – неокрашенных посуды и матрешек самых разнообразных форм. Полховмайданское бельё закупает теперь и Хохлома, и Подмосковье и многие другие промысловые регионы России. Красильщиц же, работающих в оригинальном полховмайданском стиле, становится все меньше: не выгодное это дело. Сохраняются авторская матрешка и изделия, расписанные по подмосковным образцам, в так называемом общерусском декоративном стиле. Пытается поддержать и развить промысел частный предприниматель Юртов Владимир Васильевич, сам прекрасный токарь и энтузиаст, патриот майданской росписи. В какой-то степени история Полховского Майдана, как классического народного промысла, рожденного в трагическом XX веке самой стихией народной жизни, уже в прошлом. На новом этапе приходится во многом начинать все заново, по новому кругу, а искусствоведам и другим специалистам по народному искусству еще, очевидно, предстоит осмыслить и осознать такое явление, как Полховский Майдан и Крутец.
матрешки портретные по фотографии
Статей по поводу полховмайданской росписи много, а вот научные труды, посвященные серьезному исследованию этого феномена народного искусства, можно по пальцам пересчитать. Самый значительный из них – это книга Т. С. Семеновой Художники Полховского Майдана и Крутца, в которой автор раскрывает особенности радостного мира народного искусства. Ю. А. Арбат, Г. Л. Дайн, М. А. Некрасова, А. С. Миловский, В. В. Бабаев и другие авторы отмечали самобытность, уникальность этого народного промысла. Презентация детской книжки Аллы Евгеньевны Костриной Малиновое чудо стала в Вознесенском всенародным праздником, на котором чествовали старейших токарей и художниц, демонстрировавших прямо на центральной площади свое мастерство. Празднику радовались дети и взрослые. Произведения полховмайданской росписи находятся в собрании Всероссийского музея декоративно-прикладного и народного искусства в Москве, в Художественно-педагогическом музее игрушки в Сергиевом Посаде, в Музее истории художественных промыслов Нижегородской области и во многих других крупных и небольших музеях, в частных коллекциях России и за рубежом.

Крутецкие красавицы Недалеко от Полховского Майдана есть другое село, где также издавна токарили посуду, делали детские игрушки и по-своему расписывали куколок-матрешек. С 60-х годов XX века матрешечный промысел в Крутце уже четко обозначился и стабильно развивался до 90-х годов. Крутецкие матрешки, в отличие от полховмайданских, долгое время расписывались маслом, затем здесь тоже перешли на анилиновые красители, хотя некоторые мастера продолжали и в более позднее время использовать первоначальную технологию письма. Крутецкая матрешка несколько отличается по форме и росписи от полховмайданской. У крутецских мастеров присутствует непреодолимая тяга к экспериментам, к большей свободе в выборе сюжетов, к вариативности орнаментики, к большей дробности узора, к живописному письму маслом, построенному на динамичном мазке кистью. Игрушки, выполненные М. Ф. Масягиной, А. Ф. Субботиной и ее тремя дочерьми, другими мастерицами, наглядно свидетельствуют, сколь свободно и с какой фантазией художницы относятся к изображению лиц и росписи узоров на деревянных куколках. В Крутце какой-то мастер точит матрешек несколько вытянутой формы, другой тяготеет к более округлым объемам, некоторые подражают мериновской или сергиевопосадской формам куколок, а иная красавица столь полна, что приближается по форме к шару. Такое же разнообразие и в росписи: у кого-то изделия яркие, цветастые, кто-то любит более приглушенные и темные тона, а иные предпочитают писать в два, три цвета. Матрешки строгие и веселые, с руками и без рук, глазастые, с пушистыми густыми ресницами и глазами в виде запятой, с губками бантиком и в виде галочки, с одной косой, двумя, без кос, но с кудрями, с прямым пробором и на косой рядок. Куклы в нарядах с крупными и мелкими цветами, с завитками, точками, ромашками и со сказочными цветами дают множество вариантов композиционного решения – фантазия здесь не знает границ.

И в самой технологии росписи крутецкие художницы экспериментируют, сочетая, казалось бы, не сочетаемое: анилиновые красители и масло. В их композициях мирно соседствуют на одной поверхности анилиновые розы, листья и масляные ромашки, бутончики, крапинки. Интересная роспись получается маслом по маслу, когда поверхность матрешки покрывают слоем белил с добавлением цветных порошков-пигментов, а после высыхания расписывают узорами. Яркие получаются узоры, не хуже изделий, писаных анилином. Особую прелесть придают крутецким узорам белильные крапинки и оживки – мелкие мазки, сюжетные изображения птиц, животных; архитектурные мотивы стилистически однородно вписаны в общую орнаментальную композицию, украшающую куклу. Даже у одной мастерицы в Крутце не встретишь, бывало, повторения узора. Есть матрешки с детками на руках, с домашними животными, с корзинками. У одной на руках младенцы мирно спят, у другой – маленькие детки во все глаза на белый свет глядят. Матрешки с петушком, с уточкой или лебедем, с котами или собачками, а уж вариантов цветов просто не перечесть. Неуемной фантазией художниц отличались крутецкие матрешки, яркостью, броскостью.
портретные матрешки москва
Искусствовед И. Л. Бусева-Давыдова написала замечательную книгу о крутецких мастерах Игрушки Крутца (5). Несмотря на то, что книга предназначена для детей, она содержит массу информации, интересной для профессионалов, изучающих народное искусство. В ней автор приводит большое количество фотоматериалов, наглядно демонстрирующих праздничную красочность, неистощимую фантазию, разнообразие и удивительную раскованность творчества крутецких мастериц, они не слепо копировали полховмайданские образцы, а шли своим путем, доверяя своему видению и пониманию прекрасного. В изображении лиц, причесок, в фасонах одежды и орнаментальном убранстве, в колористических вариациях трудно у крутцовцев сыскать хотя бы две идентичные матрешки. По этому поводу Бусева-Давыдова писала: Ценят крутцовцы красоту. Смотришь иногда на крутцовскую матрешку и видишь: мало того, что спереди вся она изукрашена, так еще и сзади, где у майданской матрешки только гладкий желтый или синий платок да красное тулово, все любовно покрыто узором (5, с. 15). И действительно, у крутецких куколок то одна коса по спине вьется, то две косы на перед спускаются. Косы эти, украшенные маленькими бантиками или большущими бантищами, придают всей композиции особое своеобразие. В книге приведены образцы куколок удивительной красоты, с правильными чертами вырисованного лица и с не очень, казалось бы, красивыми лицами, вырисованными явно детской рукой, что нисколько не умаляет их выразительности, а наоборот, придает особый шарм.

Образ матрешки складывается, прежде всего, из общей формы, где важны, как говорилось ранее, отношение высоты к ширине изделия, характер абриса головы: круглого, овального, квадратного или конусообразного. Далее в форме имеет значение переход от головы к тулову или туловищу матрешки: плавный, резкий – или он вообще отсутствует, тогда голова и тулово составляют единый нерасчлененный объем. Само туловище куколки может быть стройным, вытянутым, как у полховмайданской матрешки, иметь умеренные формы, или быть равновеликим по горизонтали и вертикали, образуя тип куклы, прозванной лампочкой. Куколка может резко заканчиваться валиком или плавно переходить в некое утолщение, называемое в посудных изделиях поддоном. Внешний абрис токарной формы игрушки создает силуэт, который во многом влияет на ее образ. Следующим важным элементом в композиции матрешки является овал лица и характер прически. Лицо круглое, квадратное, овальное или с остреньким подбородком, в обрамлении кудряшек, с прямым пробором или наискосок, – все это для образного содержания также имеет значение, как и рисунок бровей, глаз, ресниц, очертания рта и цвет щек. Застенчивость и доброжелательность, веселость и строгость, тихую печаль и лирическое настроение, задумчивость и доброту, кокетливость и страстность могут выражать лица матрешек. Особенности орнаментального симметричного, с легким нарушением симметрии – дисимметричного – или вовсе ассиметричного узора, вертикально, горизонтально или диагонально расположенного орнамента, компактного или состоящего из россыпи цветов и трав, теплого или холодного колорита – все имеет значение и влияет на образное решение куколки, определяя степень гармоничности образа и его эстетические достоинства. В этом отношении полховмайданские и крутецкие матрешки дают возможность проследить множество оригинальных композиционных решений – от примитивных до профессионально умелых и изысканных современных сувенирных образцов, в которых отражена вся палитра человеческих чувств и характеров. Сегодня в Крутце осталось несколько жилых домов. Неперспективная эта деревня, как и многие другие в России, тихо умирает. Кто из жителей в большие или малые города подался, кто в рабочие поселки переселился, а кто здесь, на погосте остался. Но память о народных мастерах жива: Грачёвы, Казаковы, Даньшины, Винокуровы, Вилковы, Панфиловы и многие другие семьи Полховского Майдана и Крутца изготавливали матрешек, которые все вместе взятые образуют неповторимый пласт народного творчества юга Нижегородской области. Каждый вид этих кукол занимает свое достойное место в музеях страны и на всевозможных выставках. Есть в музеях образцы и уникальных теперь крутецких матрешек. Но сегодня рынки все более заполняет сувенирная дорогая матрешка, осмысление эстетических достоинств, характера и значения которой придет, очевидно, позднее. ***

контакты портретиста на матрешках Россия Москва метро Динамо или Савеловская Петровско- Разумовский проезд д 12 кв 74 тел +7 903 598 35 00 Григорий


Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика